Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Агния Кузнецова: «Не стоит верить всему тому, что я говорю, на сто процентов»
 
Сегодня на «России» покажут заключительную серию сериала «Индус», главную роль в котором сыграла звезда «Все умрут, а я останусь» и «Груза 200» Агния Кузнецова.

 
  
 

— Непривычно вас видеть в сериале… Есть предложения, от которых вы отказываетесь?

— От откровенного дерьма. Конечно, если бы я могла, снималась бы только в полнометражных картинах. Но в России это невозможно. Все видят, что даже известные и заслуженные актеры не отказываются от телепроектов, постоянно снимаются в сериалах. А мне, молодой начинающей актрисе, тем более приходится на все соглашаться. К тому же я считаю, что ничего значительного в кино я пока не сыграла. Никто не спорит, можно, конечно, отказаться от «суетности бытия» и заниматься только тем, что трогает — экспериментальным театром, к примеру. Но мне пока не хочется, пока все интересно.

— На экране вы в основном предстаете в образе если не оторв, то особ довольно энергичных и резких. Хочется сыграть какую-нибудь «белую и пушистую» героиню?

— В кино в основном тиражируют однажды найденный образ, используя определенные особенности характера и внешности актера. К сожалению, так всегда было, есть и будет. От многих коллег слышала: «Нужно сначала занять свою нишу, создать галерею образов героев, сыграть которых сможешь только ты, а уже потом продолжать искать себя, выходить за рамки и на новые уровни». Понимаете, надо, чтобы именно в тебе нуждались режиссеры, именно с тобой у них ассоциировались определенные типажи. Бывают ведь замечательные, но невостребованные киноиндустрией актеры: режиссеры и продюсеры не знают, куда их «приткнуть», и, как следствие, не снимают. А вот в театре как раз можно себе позволить все — никакого амплуа не надо. Поэтому нехватки в экспериментах и потребности в поиске неожиданных образов не испытываю.

— Вы снялись у Валерии Гай Германики, почти вашей ровесницы, и у Алексея Балабанова, признанного, заслуженного мастера. С кем из них было проще работать?

— Думаю, проще с Германикой. И в силу того, что «Груз 200» был для меня дебютом, и в силу сложности самой истории.

— В «Индусе» были скорее технические сложности. По сценарию большую часть съемок вы проводите в инвалидной коляске.

— Во-первых, в инвалидной коляске у меня всего несколько сцен, а во-вторых, не такое уж это и сложное приспособление. Да и опыт подобный уже есть. Учась в Щукинском училище, я играла Лизоньку в отрывке из «Братьев Карамазовых» Достоевского как раз в инвалидной коляске. Любовная сцена была выстроена таким образом, что Лизонька, сидя в старинном длинном платье в инвалидном кресле, кружится по сцене. Я в этом кресле буквально танцевала.

— Как вам работалось с Маратом Башаровым?

— Марат — замечательный актер. Но гораздо больше, пожалуй, впечатлила работа с артистами старой школы — Юрием Назаровым, например. Он потрясающий партнер и галантный мужчина. Обожаю сниматься с актерами того, советского еще кино. Находиться с ними рядом — большое счастье. Мне есть чему у них поучиться: умению вести себя на площадке и в кадре, заниматься только своим делом, ни на что не обращая внимания. Ведь быть непроницаемым на самом деле сложная задача. Постоянно же обращаешь внимание на всякие мелочи, отвлекаешься. Тебя дергают, тянут в другие, непрофессиональные области взаимоотношений. Особенно плохо с дисциплиной в сериалах.

— На съемках «Индуса» во время одной из общих сцен с Маратом Башаровым вы могли пострадать, но судьба отвела, а Марат получил производственную травму. Вы в судьбу верите?

— Верю в некую предрасположенность: есть предначертанная свыше дорожка, с которой не свернешь — можно только уклоняться, сходить на обочину и прочее. Основные события заложены заранее.

— А в гороскопы, гадания верите? Ономастикой, наукой о значении имен, интересуетесь?

— Гороскопы меня забавляют. Отношусь к ним скорее несерьезно, как к игре. А вот в значение имен я верю, потому что эта наука далека от мистики и имеет под собой четкое обоснование — смысловой, звуковой и иной разбор. Взять, к примеру, мое имя: в индийском значении Агния — огненная, в греческом — чистота, жертва, агнец божий. Я и впрямь темпераментна, но иногда рефлексирую.

— В разных интервью вы говорите прямо противоположное об одном и том же. Активно поглощаете информацию и от избытка впечатлений еще не выкристаллизовали четкий взгляд на те или иные вещи?

— Просто иногда мне надоедает отвечать на одни и те же вопросы — становится скучно, поэтому я начинаю фантазировать. Так что не стоит, наверное, верить всему на сто процентов: определенная доля лукавства в моих словах всегда есть.

— Тогда давайте о том, о чем многие обычно недоговаривают или привирают, — о личном. У вас есть бойфренд — бывший сокурсник актер Леонид Бичевин. Сложнее или проще работать вместе на одной съемочной площадке, как в «Грузе 200» или «Морфии», к примеру?

— Мы особо и не пересекались. На съемки «Морфия» я так вообще просто в гости заехала на съемочную площадку, а меня сразу нарядили медсестрой и заставили сниматься в эпизоде. Алексей Октябринович любит так пошутить Я, кстати, не считаю, что снималась в этом фильме, это шутка.

— Вы уже всерьез думали о замужестве?

— Семью и детей очень хочу, а в загс идти — нет. Я несколько раз была свидетелем на свадьбах — ужасные воспоминания. Какие-то все эти советские традиции с росписью, поездками по достопримечательностям, выпусканием голубей, толпой родственников в ресторане стремные. Обряд венчания в церкви мне в этом смысле больше нравится. Только дело слишком серьезное, не терпящее спешки в принятии решения.

— Какое место считаете своим домом — Москву или Новосибирск, откуда вы родом?

— Москва домом так и не стала. Новосибирск, впрочем, тоже. Мне вообще город никогда не нравился. Каждое лето я отдыхала у бабушки в сибирской деревне. Это место и считаю своим домом. Кстати, когда нахожусь за границей, отчего-то считаю своим домом всю Россию. Даже в благополучных европейских, а не в таких шоковых, как Индия, странах, на четвертый, пятый день пребывания уже хочу обратно. Может, это по молодости, но так тосковать начинаю, хочется снова слышать вокруг русскую речь, вернуться в какую-то до боли родную атмосферу. Меня прямо физически угнетает, когда люди вокруг все время на других языках говорят, когда ощущается другой менталитет.

— А вы иностранные языки знаете?

— Кстати, да, если бы хорошо владела каким-то еще языком, может, так и не тосковала бы по русскому.

Звезда фильма «Груз 200» — «Труду», № 193
Елена Самойлова
15 Октября 2010г.
 

© 2010 - 2011
Design by Александр Гаргалык